Эволюция трудящихся: как коронавирус научил нас работать

Что такое удаленная работа

Пандемия заставила миллионы людей по всему миру привыкать к удаленной работе — искать дома стол, помимо обеденного, устанавливать на компьютер необходимые программы и соблюдать дресс-код собственной квартире хотя бы на время видеоконференций с коллегами.

Вполне вероятно, что вирус может дать миру не только печальную статистику, но и новые горизонты, преодолеть которые раньше у человечества не было стимула. Одним из таких горизонтов может стать более внимательное и серьезное отношение к работе в дистанционном формате, без посещения офиса или с минимумом поездок туда.

На данный момент нет точных сведений о том, сколько россиян под влиянием обстоятельств были вынуждены перейти на дистанционную работу — можно делать лишь предположения. Директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович считает это вполне объяснимым, потому что понятие дистанционной занятости пока даже толком не закреплено в Трудовом кодексе.

«В нем есть статья 49.1, где написано, что человек может быть дистанционно занят, только если он подписал соответствующий контракт.

У нас ситуация несколько иная: коронавирус вынудил людей быстро решать проблемы, даже немного не оглядываясь на ТК.

Поэтому люди зачастую не оформляли никаких договоров о дистанционной занятости, а в итоге и работали удаленно, и присутствовали на работе, то есть получился такой маневр. А статистика бывает только в тех случаях, когда все утверждено законодательно: тогда есть бухгалтерская отчетность по соответствующему закону. Поэтому точно установить численность удаленно работающих сотрудников невозможно, но очевидно, что их количество по сравнению даже с прошлым годом возросло в разы», — уверен эксперт.

Он напомнил, что на дистанционную работу перешли целые отрасли экономики: в первую очередь это образование, наука, частично онлайн-службы и торговля.

Важен не график, а результат

Нужно признать, что в последнее десятилетие работодатели в США и Европе все охотнее позволяли своим сотрудникам работать, где те сочтут нужным. В конце концов, не важно, было ли задание выполнено на диване, в кафе, на пляже или за офисным столом, важен только результат.

Доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ РЭУ им. Плеханова Людмила Иванова-Швец называет удаленную занятость давно свершившимся фактом современного взаимодействия между работником и организацией.

«Достаточно отметить, что по данным разных источников (expert.ru) на условиях удаленной занятости работают 29-30% рабочей силы. Но если в США этот показатель больше 30%, то в России эта форма занятости до нынешней сложной ситуации с коронавирусом была не очень популярной. Процент работников, работающих на условиях удаленной занятости, не превышал 4%», — констатирует эксперт.

По ее словам, есть минимум два фактора, способствующих увеличению удаленной занятости — это поддержка и программы правительства, а также отношение бизнеса. Но в России пока нет правительственных программ, которые бы поддерживали создание удаленных рабочих мест, как, например, во Франции. «Но самая большая проблема — это отношение бизнеса, который считает, что производительность работников, работающих не на стационарных рабочих местах, намного ниже. Хотя по результатам некоторых исследований выявлено, что 67- 70% работающих удаленно трудятся более производительно», — подчеркивает Иванова-Швец.

Подобное пренебрежительное отношение к сотрудникам, работающим вне офисов, отмечает и директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

«Ментальность наших работодателей такова: если ты работаешь на удаленке, то вроде бы должен получать меньше денег, потому что у тебя получаются бонусы. Вроде бы тебе не надо платить за проезд, вроде бы ты не тратишь лишнее время на поездку до работы. Работодатель считает: мы даем тебе возможность работать, когда хочешь», — поясняет он.

При этом эксперт уверен, что дистанционно работающие сотрудники должны получать такую же зарплату, как их коллеги в офисах. Более того, они должны получать и премиальную часть, то есть их работа должна оцениваться по конечному результату.

«Во многих компаниях так оценивают работу всех без исключения сотрудников — не по отработанному времени, а по результату, ведь и в офисе можно 8 часов в день ковырять в носу.

Нужно законодательно установить, что работодатель имеет право устанавливать плавающий или целиком дистанционный рабочий график: пусть, например, человек два дня работает дистанционно, а остальные стационарно. К сожалению, сейчас Трудовой кодекс не дает работодателю такой возможности: сотрудник либо работает дистанционно, либо в офисе, смешанного варианта нет», — рассуждает Остапкович.

Не фриланс, но бонусы те же

По данным исследования OnePoll, 69% сотрудников считают себя более эффективными на удаленной работе, а 83% полагают, что такой формат работы позволит им лучше сочетать работу и личную жизнь.

Аналитики РАЭК сообщили «Газете.Ru», что в тех бизнесах, где возможно перевести работников на удаленную занятость, это сократит расходы на аренду офисов, покупку ПК и бонусы, традиционно указываемые в вакансиях (например, кофе). Более эффективные и счастливые работники смогут вносить больший вклад в работу. Даже при восьмичасовом рабочем дне, как известно, несколько часов тратятся на small talks с коллегами и дорогу до офиса. Классические корпоративные мероприятия могут изменить формат на онлайн-совещания, как это происходит сейчас, и онлайн-корпоративы, полагают эксперты РАЭК.

Директор по анализу процессов цифровой трансформации J'son&Partners Consulting Александр Герасимов говорит, что отсутствие необходимости физически собирать людей в одном помещении, чтобы они могли выполнять свои служебные обязанности — это вопрос необходимости тотальной автоматизации (роботизации) как производственных процессов, так и бизнес-процессов, то есть процессов контроля и планирования.


Назад

Call-центр по медицинским вопросам,
связанным с коронавирусной инфекцией
1003

Вы можете связаться с нами по email: info@corona-virus.uz

Поделиться: